Стенограмма общего собрания СНТ «Звезда» 15 июня 2013 года

Гаврилов: По вопросу по собраниям старших по улицам Ольга Владимировна Рунова расскажет…

Дьячкова: Я перебью Вас…

Гаврилов: Тогда чуть-чуть позже.  Тогда слово предоставляется…

Дьячкова: Я одну секунду. Я рада вас всех видеть, потому что мы живём в одном садоводчестве, хотим жить …  живём хорошо, а будем жить ещё лучше!  К сожалению, уполномоченных пришло 46 человек, но, сами понимаете,  что каждый уполномоченный голосует не только за себя, а за какое количество, — вам будет сказано. И садоводов, которых не уполномочивали, но они пришли, —  я низко вам кланяюсь, вас — 33 человека.

Голос от собравшихся:  И дайте возможность голосовать тем, кто пришли, садоводы, вместо тех, кого там избирали от улиц. Потому, что кворума нет. А давайте по количеству людей, которые присутствуют…

Ковалёва-Ганина: Я так понимаю, что поступило предложение – всех присутствующих считать уполномоченными. Кто за это предложение? Огромное, подавляющее большинство! Кто — против?

Дьячкова: Вот, очень хорошо, получается 79 человек.

Голос: Ничего непонятно — что принимаем? Меня никто в уполномоченные не избирал. Почему я должен быть уполномоченным?

Дьячкова: Мы принимаем решение — всех присутствующих  считать уполномоченными.

Голос от собравшихся: Кто  — «мы»?

Ковалёва-Ганина: Правление.

Голос от собравшихся: Что же вы голосуете? Мало ли, кто пришёл. Людей не уполномочивали!

Дьячкова: Вера, там один возмущается, не хочет быть уполномоченным.

Ковалёва-Ганина: Голосуем, кто за то…

Шум от собравшихся…

Рунова: Отвечаю вопросом: А почему вы не провели собрания? Я, как секретарь, в марте на сайте разместила, объявления развесили по всему садоводству: просьба ко всем старшим провести собрания в мае, и до первого июня сдать протоколы по форме, которую выше озвучил Александр Дмитриевич (Гаврилов). Были колкости в наш адрес: почему вы требуете избрать уполномоченных, по Уставу уполномоченные имеют право на 4 года. У нас 33 улицы, 9 улиц протоколов не сдали. Уполномоченные от 9 улиц записаны с прежних протоколов.

Гаврилов: Насколько я понял, в реестре уполномоченных зафиксировано 88 уполномоченных представителей, на собрании присутствует 46. Насколько я понимаю, это больше 50% уполномоченных. О чём мы тогда говорим? Собрание легитимно, и правомочно принимать все решения. Значит,… кто…  вот поэтому, то, что мы там голосовали, это, в общем, не имеет значения. По  Уставу – 50% плюс один голос имеет право быть на собрании. У нас смешанная  форма проведения собрания. Поэтому всё у нас законно. Итак, продолжаем. Для ведения собрания нам необходимо избрать рабочий президиум. А,…,  нет. Сначала предлагаю считать собрание открытым. То же …  Проголосовали мы. Предлагаю избрать президиум из трёх человек. Я предлагаю. Какие будут ещё предложения по количеству состава Президиума?

Из собрания: Достаточно!

Гаврилов: Кто за то, чтобы избрать президиум из трёх человек? Прошу голосовать.  Кто против? … Нет. Кто воздержался? …Нет. Далее прошу предлагать кандидатуры, выдвигать на председателя, вернее, на всех трёх президиумах  собрания … Предложение: вот нас тут трое, вот нас и оставить. Потому, что нам придётся отвечать на все вопросы, чтобы не дёргать из зала. Если хотите, пожалуйста, давайте, предлагайте других.

От собравшихся — голос: Оставляйте всех!

Гаврилов: Прошу голосовать: Кто — За? …  Кто — Против?  … Воздержался? …  Единогласно. Итак, мы распределяем обязанности таким образом:  председатель  собрания, — я предлагаю — Вера Николаевна. Есть Вера Николаевна?  Нету  Веры Николаевны. На прошлых собраниях мы избирали редакционную комиссию. Но, вообще-то, понятие редакционной комиссии  в законах и в действующем законодательстве не предусмотрено. Эта редакционная комиссия, оно,  типа печатает протоколы. Вот! Или там … Короче,  в общем, занимается именно выверкой там, … чтобы все слова там были правильные. Но я думаю, что у нас есть секретарь собрания, вернее, секретарь правления с огромным опытом работы — Ольга Владимировна. Она разберётся с этим вопросом. Поэтому я предлагаю редакционную комиссию не избирать, потому что она  в принципе  незаконна, её нигде нет, ни в одном документе. Кто за это предложение – прошу голосовать. Кто — За? … Против? – нет. Воздержался …– нет. Таким образом, я передаю слово председателю собрания для объявления Повестки дня.

Ковалёва-Ганина: Здравствуйте! Повестка дня вам всем известна. Хочу сказать вот что. Мы организовали вторую доску объявлений на 22-й улице, знаете все, — где. И это получилось не доска объявлений, а доска кляуз. Все наши объявления, и о собрании в том числе, казалось бы, — совершенно безобидное, да, которое информационное просто  — срываются, и вешается на них всякая ерунда.  Вот их — все это видели. (Показывает папку). Вот  такая  вот подборочка этой гадости. Поэтому мы  сделали всё, чтобы вас информировать о собрании в нужные сроки. Повестка дня: Отчёт председателя СНТ  о выполнении сметы за период с июля прошлого года по 14 июня 2013 года. Отчёт председателя ревизионной комиссии Василия Ивановича. Прения и ответы на вопросы. Выборы членов и председателя правления. Выборы Ревизионной комиссии. И дальше танцы. И, стало быть – что? Если есть предложение по повестке дня —  Нет? Принимаем повестку дня. Кто — За? Повестка принята единогласно.  Регламент — будем устанавливать? Вообще, я хочу сказать вот что: все говорят по-разному, одни быстро, другие медленно. Поэтому надо дать высказаться полностью.

От собравшихся: Без регламента, но кратко.

Ковалёва-Ганина: Значит, будем без регламента, но говорить  кратко и по делу. Голосование: все «за». Слово предоставляется  Гаврилову, председателю правления.

Гаврилов: Так, ну, я постараюсь быстро, говорить быстро, но прошу понять, что я могу кое-что упустить, потому что хочется сказать много. Итак, касаюсь работы правления. Как вы знаете, два года назад в правление было избрано пять человек: Гаврилов, Ковалёва-Ганина,  Рунова,  Гегель, Аникина. Так получилось, что в живых осталось три бойца. Вот они перед вами. Что касается Аникиной, она практически не принимала участия в работе правления, потому что занята на основной работе, как она объясняет. Ну, она один раз приходила или два на заседания правления, я не помню точно. В принципе, насколько я вижу, её и сегодня нет. Второй момент, что касается Гегель, то с Гегель произошло — у нас проблема. Если вы хотите, я могу сейчас кратко остановиться на этой проблеме.

От собравшихся: Кратко расскажите.

Гаврилов:  Хорошо, я останавливаюсь на этой проблеме кратко. Гегель была избрана на собрании. В принципе,  мы купились на её активность. Ну, Вера Николаевна её предложила. Я, вообще, честно говоря, только на собрании узнал, что она собирается в Правление, ну…  что её Вера Николаевна будет в правление предлагать. Она занималась этим железнодорожным переходом на 43-м километре. И она приходила к нам, печати ставила, заявления писала. Мы посмотрели, вроде девочка, ну, молодая женщина, активная, поэтому мы на это  дело купились.  И, в принципе, я не хочу её, вот …   Вот, у меня есть позиция, изложенная в протоколе 18-й улицы. Я могу её зачитать.

От собравшихся: Зачитайте.

 Гаврилов: Зачитать?  Тогда  одну секунду, мне надо найти протокол 18-й улицы (долго ищет протокол).

Собрание: Так скажите.

Гаврилов: Ну, в общем, короче,  она говорит, что её пригласили в правление на должность секретаря Гаврилов и Ковалёва-Ганина. Но это, понимаете, передёргивание фактов. У нас секретарь сидит вот, живой и здоровый  — Рунова, которую никто не переизбирал, потому, что она умеет печатать. Это тоже болтовня, как потом оказалось. Печатать, как оказалось, она тоже не умеет. Оно  окончила курсы, но кроме корочек  — ничего. Мы ей поручали сделать протокол первого собрания, августовский протокол,  и задание по схеме СНТ —  нарисовать схему нашего СНТ, обозначить проблемы графически. Вкратце:  девочка самостоятельно работать не могла. Я с ней постоянно сидел и одним пальцем быстрее тюкал, чем она десятью.  Дальше, —  она пишет, что там появился какой-то  садовод, которого я  допустил к секретным документам, типа к нашему шкафу …  Объясняю, что было: появился нормальный программист, мы хотим всё перевести на современный лад, на современные рельсы. Фамилия его Горбунов, он муж члена СНТ с 16-й улицы. И я ему поручил, он бесплатно взялся с бумажных носителей в электронном виде личные дела садоводов, наши документы, понимаете… да? Он начал  работать, я вам простыми словами говорю: Маргарита Антоновна его съела просто,  она его так  затюкала,  что парень сбежал. Он сказал, что она на меня напраслину  наведёт такую. Он бросил работу, пропал, и я его  с января не вижу. Это было что-то ужасное.  Она его обвиняла, что он что-то своровал у неё. Это всё ерунда. Не даст соврать Вера Николаевна, я её защищал всеми силами, что девушку выбрало собрание, мы не имеем право, мы её должны учить, — молодо-зелено, научится,  там, то, сё.

Собрание: Понятно.

Гаврилов: Значит, последнее, о чём я говорю, самое существенное. Когда мы после 3-го задания, которое она завалила, мы ей всё равно заплатили по 6 тысяч рублей. В ноябре объявили, что заданий для неё нет и платить ей не будем, отправляем её в отпуск за свой счёт, — для экономии фонда зарплаты. Вдруг,  выясняется самое интересное, что она решила, что она у нас в правлении принята на работу, — вот что самое, со всеми вытекающими последствиями. Она мне звонит и говорит, а как Вы документально оформите мой уход в отпуск, какие отчисления будут идти в пенсионный фонд. И тут я понимаю, что… Я попытался ей объяснить, что работа в правлении члена правления не является работой в правлении, но она не хотела этого понимать. Она решила и ходила к нам на работу до 1 января. «Меня не касается, что нечего делать», —  говорила она. Написала жалобу в Трудовую инспекцию Ногинска. Она требовала с нас оплаты по 6 тысяч рублей  в месяц. Работает она, не работает она, выполняет какие-то задания, не выполняет, — платить мы ей должны были, как она считает, и не её вина, что мы не нагружаем её работой.

Собрание: Был ли трудовой договор?

Гаврилов: Не было никакого трудового договора, поэтому я, как должностное лицо, не мог допустить, чтобы у нас в Правлении получала деньги как любой член правления, получала деньги просто так, как член правления. Извините, «дочь полка» нам не нужна, мы на содержание никого не берём.

Собрание: Мы всё поняли.

Гаврилов: Поняли? После этого был конфликт в Правлении в декабре месяце, о нём может рассказать член правления Ольга Владимировна, материалы есть в Ногинском суде сейчас. Вот, что касается Гегель.

Собрание: Объясните, каким путём фамилии Гегель и Аникиной попали в списки для голосования в этот раз. Для чего это оглашается всё?

Гаврилов: Я ещё раз объясняю. Работа в Правлении СНТ не подразумевает возникновение трудовых отношений с СНТ, если речь не идёт о наёмном работнике, и если общим  собранием не принято решение о заключении трудового договора. Понятно, да?

Собрание: Давайте дальше, мы всё поняли. Слишком много говорите.

Гаврилов: Вот мы и предлагаем вывести её из членов правления.

Гегель: Я имею право сказать … Подождите, я…

Ковалёва-Ганина: Подождите, я просила не перебивать, все прения только после выступления. Вы скажите …

Гегель: Но я имею право сказать своё мнение до голосования. Я имею право слова …

Ковалёва-Ганина: Тогда я хочу добавить. То, что сказал Александр Дмитриевич (Гаврилов), что она не умеет работать, делает это не так хорошо…Прошу не перебивать. Допустим, кто-то делает это хорошо, кто-то хуже, кто-то ещё хуже. Она безумно нехороший человек, она оскорбляет нас всех на протяжении всех этих месяцев. Это был такой ужас. Гегель предоставить слово чуть позже.

Собрание Давайте  — по делу!

Гегель:  Прошу дать слово.

Собрание: не надо никакого слова, нас это не интересует, не надо уводить собрание в сторону.

Ковалёва-Ганина: Маргарита (Гегель), Вам дадут слово после.

Гегель: Меня позвали в Правление.

Продолжает Гегель: Не перебивайте! Я хочу рассказать о Правлении, которое работает сейчас. Меня  позвали Ковалёва-Ганина и Гаврилов … Я никому не навязывалась…

Собрание:  — Вера Николаевна, Вы правы, её выступления не было в повестке дня, Отключите микрофон.

… Шум, захлопывание…

От собравшихся: Кто её выбрал? …. Не собрание, а базар! … Как позвали, так и отзовут!

Рунова:  Уважаемые друзья, у меня в руках исковое заявление на открытие уголовного дела на эту девушку. Вот оно. Если кому интересно, можете подойти. В Ногинском суде открыто уголовное дело.

Тарасов, 16 улица, участок №38: Друзья мои, вы посмотрите, что происходит. Когда выбиралось Правление, здесь был забит полный «пятак» народу. Это было выгодно Правлению. Сейчас, — когда Правлению невыгодно, чтобы нас было много…  Когда старое правление обвинили в воровстве, старому правлению тоже не давали высказаться, хотя даже идущему на смертную казнь дают последнее слово.

Собрание: Что Вы предлагаете?

 Ковалёва-Ганина: Старое правление не желало слушать Собрание.

Тарасов: Это правление исчерпало свой ресурс.

Ковалёва-Ганина: Сейчас мы слушали доклад Александра Дмитриевича  Гаврилова. Тихо!

Гаврилов: Насколько я понял, —  это кандидат в председатели правления. Запомните, пожалуйста, этого господина. Итак, Вера Николаевна (Ковалёва-Ганина) была избрана замом моим. Она провела большую работу по архивации, разобрала наши архивы, разобрала вот этот шкаф с личными делами. Сделала список садоводов. Я просто так, на всякий случай, — какая это огромная работа. У нас сейчас, на сегодняшний день 1045 членов СНТ  — по данным Веры Николаевны Ковалёвой-Ганиной. Вот Ольга Владимировна, она секретарь правления. Вела делопроизводство, работала со старшими по улицам, собирала документы и тэ-дэ. Все обязанности секретаря известны. Вас информирую, что в соответствии со статьёй 59ТК мы все, с нами тремя, были заключены трудовые договоры на исполнение обязанностей. Со мной заключила  трудовой договор, с Верой Николаевной — от имени Собрания, на котором тоже была председателем. Это всё в соответствии с законодательством. И с ней тоже по 59-й статье был заключён договор. А, да, забыли мы сейчас …,  с Ольгой Владимировной заключён договор по Уставу. Почитайте Устав – с секретарём заключается трудовой договор. Поэтому вознаграждение мы получали по договору. Остальные члены правления, — с ними  не предусматривается заключения трудового договора законодательством. Получают вознаграждение за конкретную работу,  вот, — за конкретную.  Если нет работы, он не получает вознаграждения. На этом закончили про Правление. Теперь идем дальше: про зиму …  А, минуточку, мы забыли выбрать счётную комиссию, кстати.  Ну, я предлагаю избрать счётную комиссию перед голосованием, перед выборами членов правления. И у  меня ещё замечание к господину Тарасову, — … да? Каким образом он считает, что мы специально делаем так, чтобы, когда нам выгодно мало народу, когда нам невыгодно много народу. Мы на сайте, извините, предупредили с зимы, что 15 июня 2013 года – собрание. Мы развесили объявления. Говорили всем. Ему всё мало. Мы готовы, чтоб всё поле было людей. Чем больше людей, тем нам выгоднее. Ещё раз повторяю. Но, у нас всегда есть люди, которым…

Собрание: Шум. Возгласы недовольства «Хватит», «Ведите собрание»…

Гаврилов: Последнее. Но по поводу пирогов …  Да, пекли пироги  перед Новым годом. Заплатили за это, за 100 киловатт из личных средств. И вообще за всем там … И последнее: кто интересуется гражданкой Гегель, зайдите в СНТ «Заря» — там ей дадут исчерпывающую характеристику. Мы разговаривали с руководством «Зари»…

Собрание: Ну, давайте дальше, никто не интересуется, ё моё….

Гаврилов: Иду дальше. Так, зима: прошли зиму, прошли с большим трудом, но прошли. Чистили дороги,  купили ещё один снежник. Чистили двумя снегоочистителями. И в этой связи я скажу сейчас своё мнение, которое не совпадает с мнением правления, но я хочу его сказать: у нас есть проблема зимы.  Значит, зимой у нас здесь живут  примерно 60 человек, ну, пусть, с приезжающими 100 человек. У нас — больше тысячи. Вот эти 100 человек, зимние, которые здесь бывают …  Вот девятьсот  человек не приезжают зимой вообще, а вот сто человек — это десять процентов. И вот мы, из-за этих 10%,  держим здесь рабочих, платим правление целиком  и полностью —  электроэнергию, и тэ-де, и тэ-пэ. Освещаем улицы. Я не против этого. Но мне кажется, что нам надо на будущем собрании каким-то образом отрегулировать. Потому что, смотрите, есть вообще садоводства, которые полностью на зиму  отключают электроэнергию. И последнее: если вы почитаете законодательство, то в законодательстве чётко написано, для чего создано СНТ. Извините – для отдыха и морковку понюхать, э…посадить, но не ПМЖэ, не для постоянного места жительства. Поэтому я считаю …  А те, кто здесь живёт зимой, они все требуют, чтобы дороги были идеальные, чтобы электричество было постоянное и тэ дэ. Короче, извините, короче не могу …  Поэтому я считаю, что те люди, которые живут тут зимой, определённые риски проживания здесь зимой должны брать на себя. В том числе и по электричеству,  и по дороге. Дальше – по электроэнергии, по состоянию электроэнергии. А, …значит… Коротко: 9 ноября прошлого года мы столкнулись здесь с большой проблемой …  Ну, я не знаю, вообще, могу закончить свой доклад, если вам неинтересно про электроэнергию.  У нас две подстанции, вот эта называется 420-я, а на 22-й улице – 421-я. Они соединены между собой кабелем. Схема электричества сделана таким образом, что две трети садоводства у нас запитано вот от этой подстанции, одна треть, —  начиная с 18-й улицы, – от 421-й. Все эти, обе подстанции входят в так называемое «Восточное кольцо», которое функционировало  в 80-х годах прошлого века, но потом, в 90-е благополучно загнулось. И с тех пор никто не принимал никаких мер для восстановления функционирования этого «Восточного кольца». Короче, когда 9 ноября у нас произошла авария, и отключилась 421-я подстанция, мы столкнулись с очень большими проблемами, потому что произошёл пробой вот этого кабеля, который их соединяет. Этого никогда раньше не происходило, и первая реакция Богородских сетей на моё обращение была: «Мы вас знать не знаем, и знать не хотим. У нас нет ни средств, ни сил вас ремонтировать. Делайте всё за свой счёт». Понятно, да?  И зарядили за ремонт этого кабеля, ну,  в общем, — там от одного миллиона рублей … и ниже, были такие… Мы вышли из этого положения. Мы заключили договор с …  Да, сказали, что заниматься не будут, … мы …,  На мой вопрос «Почему нас обслуживали 70 лет, эти подстанции?» Оказывается, нас 70 лет из жалости обслуживали. А сейчас нас обслуживать «не будем». В результате, — я выводы делаю, — мы добились того, что нам этот кабель починили бесплатно Богородские сети, — в районе 17-й улицы видели раскоп.  Понятно, да? Мы заключили с ними договор на 421–ю подстанцию, на техническое обслуживание. У нас раньше был здесь такой специалист по высокому напряжению по фамилии Прокофьев. Про него — это отдельная тема. Он приходил каждый месяц, вытаскивал у нас с Верой Николаевной из нашей зарплаты по две тысячи рублей в месяц, но он ничем не помог нам за эти два года. В результате, сейчас мы имеем официальный договор на обслуживание 421-й подстанции. Мы починили этот вот кабель. И этой зимой собирались председатели вот 14-ти садоводческих товариществ, которые раньше входили в «Восточное кольцо». И там приняли определённые  решения, которые, если они будут продолжены, я вам про них расскажу. Ну, во всяком случае, мы теперь в связке. Вот всё.  И те аварии, которые сейчас происходят  …   Во-первых, сейчас уже не должно быть такого количества аварий, вот после ремонта этого кабеля, как до ремонта этого кабеля, когда он был пробит. Значит, и мы ещё… Мало того, мы заменили один трансформатор, который там гудел и людям вообще не давал спать. Сейчас там можно пройти и не заметить, что трансформаторная подстанция работает. Кто не верит, пойдите, прогуляйтесь. Вот, что мы сделали по электроэнергии. Но у нас ещё есть проблемы по электроэнергии. И я вам сейчас их расскажу. Обратите внимание вот на этот график слева. Я хочу извиниться перед вами за прошлый раз, когда я выступал на прошлом собрании и сказал, что у нас с электроэнергией всё окей за 2012 год. Я, извините, глубоко ошибался. Были на то субъективные причины. Там были проблемы с бухгалтерией. Кстати, — о бухгалтерии:  у нас, сейчас, третий состав бухгалтерии, два состава мы сменили. Так вот, тогда я ошибался, потому что мне второй состав бухгалтерии немножко данные не те дал, как выяснилось. Мы всё пересчитали в обратную сторону, и вот что мы имеем. Вот этот зелёный график, верхний,  – это то, что нам за год выставляют Ногинские сети. Там средняя цена вопроса и зимой и летом  — 500 тысяч рублей с лишним в месяц. Сейчас законы ужесточились, я вас просто информирую, что если мы теперь в течение месяца не оплачиваем электроэнергию,  то нам её отключают эти самые Мосэнергосбыт. А вот красненький график  — ниже. Это то, что мы, граждане, собираем с вами. Вы видите, какая разница и сколько там не хватает? Так вот, я на свой страх и риск, провёл анализ с первого января 2012 года по 31 декабря 2012 года. Просто год удобней брать, чтобы было понятно. Я не претендую на истину в последней инстанции, но по моим выводам, уважаемые садоводы, мы воруем, ну, извините, недоплачиваем, — один миллион 54 тысячи рублей в год. Итак, я привожу примеры. Кроме того, я подсчитал … этих самых – по улицам. Привожу примеры улиц, сколько недоплата.  Итак:  7-я улица с 8-го по 19-й дом – 38 300 рублей недоплата;   1-я ул.  с 1-го по 20-й дом – 8 400 рублей недоплата;  2-я улица со 2-го по 8-й дом,  плюс несколько домов 1-й улицы – около 50 тысяч рублей;  3-я улица со 2-го по 16-й дом – 15 400 рублей недоплаты;  4-я улица с 1-го по 16 дом  — 12 тысяч рублей недоплаты;  20 улица с 1-го по 9-й дом — … так, сколько здесь… отставить, две…, нет, это потребление. Я не подсчитал, недоплата за 6200 киловатт часов.  Дальше, 20-я улица, с 10-го по 31-й дом – 48 100 рублей недоплаты. Это … куда они делись эти деньги, ответить вам не могу.  Точно также, — почему у нас зимой и летом потребление вот такое огромное. Я только могу ответить одно: мы промахнулись. Надо признать, я, когда считал баланс, предлагал вам принять смету, я принял потери в проводах, — взял такие же, как нам выставляет, вот, Мосэнергосбыт  – 3%. Вот здесь мы в общественную энергию заложили 3% потери. Сейчас выяснилось, когда Сорокин увидел вот этот миллион, он сказал:  «Это неправда, потому что у нас потери». Почему он молчал полтора года, я не знаю. Но сейчас вот выясняется, что у нас огромные потери в проводах, и нам надо сейчас срочно принимать решение, процент потери заложить. Понятно, да? Есть предложение – 15% заложить, принять решение вот на следующем собрании, в потерях в проводах. Потому что мы провели эксперимент, у нас получилось 12% потерь. Но, даже если учесть, что в этом миллионе заложены 15% потерь, то, извините, — где 900 тысяч! Это первое. Потом будет ещё второе подтверждение того, что у нас с электроэнергией не так …  Не то, что всё в порядке, а вообще завал просто … Скоро  развалимся, если так дальше пойдёт. Так вот, и ещё второе моё предложение, хотя это тоже моё личное мнение. Я не боюсь его высказать, хотя многие мне говорят, что это делать нельзя, но я скажу: у нас есть потребители электроэнергии, — я уже не говорю про должников, их — 237 человек.  Я посчитал, может быть, они не все должники, — но они в 2012-м году 237 человек не пришли в правление заплатить за электричество. И находятся такие, извините, артисты, у которых ещё до сих пор, … в 2004 году он заплатил за  1500киловатт  вперёд по три копейки, а сейчас ходит и говорит «Я не буду платить, потому, что 1500 киловатт не выбрал». Нормально? И на полном серьёзе. Вот чего хочешь с ним, то и делай. И платить не хочет. Мало того, у нас есть потребители электроэнергии, вот в частности,  на 16-й улице, забыл номер дома, в месяц по 6500киловаттчасов, то есть почти 30 000 рублей. Ну, вот есть там  дом  на 16-й улице справа вначале, слева – если идти по Центральной. Вы представляете … вот 6500киловатт электроэнергии. А другие потребляют у нас мощности… Если мы все по 6500 киловатт-часов будем потреблять, то, извините, мы…  Нас  никакие мощности не спасут наших трансформаторов. Это происходит за счёт того, что кто-то ничего не потребляет, а кто-то ….   Поэтому вот этот принцип: берите электричества, сколько хотите,  это моё личное мнение; опять же, надо завязывать с этим принципом. Я вам расскажу притчу, — это 2 секунды. Ко мне приходит зимой человек, ну, у него конфликты с соседями, он говорит: «Я бы отсюда уехал к чёртовой матери, надоели мне. Вот в Ногинске продаются сейчас дома с газом и прочее, но там есть ограничение по электроэнергии. А в СНТ ограничения по электроэнергии нет, бери, сколько хочешь». Так вот, я предлагаю на следующем собрании ввести норму потребления электроэнергии для каждого садовода. Без этой нормы, извините, у нас скоро настроят  такие дворцы, и столько будут потреблять …  Перехожу к следующему вопросу.

Вопрос от собравшихся:  Александр Дмитриевич, по поводу электроэнергии — Вы расскажите, пожалуйста, на каком основании в СНТ «Виктория» идёт электроэнергия, — на основании договора?

Гаврилов: Нет, рассказываю: это было до нашей эры.

Голос: У нас самих не хватает электроэнергии, а мы кормим других.

Гаврилов: Это было до нашей эры. До нашей эры провели в СНТ «Виктория» провели электроэнергию, и провода идут над участками наших садоводов  прям по диагонали.  А сейчас «Виктория» заявляет: «мы знать ничего не знаем,  и знать не хотим» типа, вот у нас есть там столб на нашей территории…

Голос: А они платят вообще?

Гаврилов: Они нам платят только за потреблённую электроэнергию. У нас стоит счётчик на 12-й улице, который контролирует их. Только и всего. Вот это и надо решать с этими…

Голос:  А может их отключить? Если у нас нагрузка такая большая, трансформатор не менять?

Гаврилов: Ну как, вы поймите, будем ходить в суд, я судами наелся за этот год. Так, последнее следующий вопрос …

Голос: Так я не понял, —  это всё, — мы поговорили?
Гаврилов: А чего ещё можно сказать?

Голос: Надо решать что-то.
Гаврилов: Надо решать, я не знаю, как эту проблему решить. Ну, не я эту проблему делал. Поймите, отключить их я не имею права. Я не поставщик электроэнергии, я такой же потребитель.

Голос: Они официально платят за электроэнергию?

Гаврилов: Да, официально, они приходят к нам в кассу и приносят деньги за электроэнергию. Мы пишем, вот посмотрите, вот они поступления от электроэнергии от СНТ «Виктория» и от СНТ «Радист». Да, мало того, насколько мы знаем, они участвовали, то есть, с них брали деньги в своё время, когда, помните, эту эпопею – «За увеличение мощности», — так вот с них брали деньги – тоже за увеличение мощности. И они к нам приходили и грозились, что они с нас эти деньги потребуют обратно. Документы у них есть…  Периметр  …  Так, потери в проводах  — сказал, ограничения – сказал. Так,  — периметр …  На 16 улице — видели? Сделали мы там калитку, пытались сделать зимой. Эта калитка, эта калитка сыграла свою роль, потому что мы и закрыли наглухо. У нас есть два официальных прохода в СНТ: Первый – здесь, где выезжают машины, второй  — на 16-й улице. Мы там сделали калитку, закрыли её наглухо зимой. Для чего? Чтобы зимой, значит, … он идёт, извините, не с добрыми намерениями, значит, он перелез через забор. И охрана имела право его тормознуть. Кстати, об охране, ещё раз повторюсь, есть объективный показатель работы охраны. Если раньше, я не знаю, может мы не владеем информацией, то, если в предыдущие годы у нас было до 30-ти обращений в год, — о проникновении там  … в жилище, то за этот год – при этой охране – ни одного. Ну, было там, они обнаруживали. Они даже поймали какого-то вора там. Об этом даже есть информация на сайте. Я считаю, что охрана, которая здесь сейчас – это наше спасение. Потому что, если мы – это опять же моё мнение – вы можете проголосовать, этой охраны через месяц не будет, — будем без охраны, но тогда готовьтесь к тому, что нас все будут драть. Вот все, кто живёт здесь постоянно, Булгаково, все вот там местные ребята.  Потому что эта охрана владеет ситуацией – это я вижу. Извините, вот так …  Вот вчера приходила женщина и говорит: «Раньше мы всё запирали, увозили в Москву с собой всё, даже если уезжали на два-три дня. Сейчас мы вообще не запираем ничего даже и не …». Ребята, хотя по договорам официально…

От собрания: Меня обкрадывают постоянно.

Гаврилов: Может Вы это скажете в Разном?
 Голос: Каждый месяц нас обкрадывают.

Гаврилов: Минуточку, а что же Вы …  Да, кстати, если обкрадывают — 15-ю, 16-ю улицу, — обращали внимание? Они говорят, — давайте, поставьте ещё один дополнительный пост на 15-й, 16-й улице. Будку купить – тоже не так дорого, и посадить туда двух охранников, и будут 15-я, 16-я улицы под охраной круглосуточно. Это цена вопроса к договору, который сейчас у нас 50 тысяч в месяц, то есть, если сейчас платим 150 тысяч в месяц за охрану, цена вопроса будет 200 тысяч рублей в месяц. Так, извините, дальше …  А чего тогда, если Вас обкрадывают, — не пишите ничего официально?  Ну, Вы обращались ко мне один раз в 2012-м году, или раньше. Ну, украли трубу у женщины с крыши, дорогущую трубу. Ну, ребята,  — ищите рядом с собой, кто это сделал. А охрана – она не отвечает, в принципе, по договору, за частные дома. Они …  Потом, ладно… Дальше, итак, это сказал…это сказал… Что было последнее, вернее, из последних… У нас, значит… Нас испытывают на прочность эти годы некоторые товарищи. Вот, значит, на нас подали в суд в этом, в этом отчётном периоде. Так, это – к вопросу о юристе. И вот, пользуясь случаем, я хочу вам прочитать резолютивную часть нашего судебного…  Мы судились, что называется Правление, с госпожой Глазуновой, вот она сидит. Резолютивная часть… Я не буду вам всё  …   Она требовала от нас, могу сказать, что она требовала от нас: штатное расписание, использование фонда зарплаты, банковские платёжные поручения, должностную инструкцию коменданта, кассира, договор с ЧОП «Борец» и протоколы общих собраний. Решил суд в результате  …  Да…  Значит, как проходил суд: была группа поддержки у госпожи Глазуновой. В неё входили Кальян,  Загребалов с 22-й улицы, ещё 2-3 человека. Был нанятый адвокат, то есть  – это не просто так.  Был серьёзный суд. Было,  по-моему,  три заседания, и так далее, на которых я присутствовал. Мне не жалко было бы госпоже Глазуновой дать все эти сведения, если бы она пришла к нам, что мы и делаем …  К нам приходят люди и говорят – и чего у вас там? И мы тут же открываем все наши, как говорится, тайны. У нас нет тайн, но когда приходят априори, и говорят, что «киска украла сосиску», а ну-ка, подайте-ка мне сюда всё, — вот тут, извините. Не на тех наехали! Поэтому суд решил: в удовлетворении исковых требований Глазуновой Светлане Евгеньевне к СНТ «Звезда» об истребовании документов и обязании не чинить препятствий  в получении информации — отказать. Решение вступило в законную силу.  И дальше, я, как должностное лицо, не имел права не востребовать с госпожи Глазуновой  судебные издержки.

Голос от собрания: Правильно.

Гаврилов Поступило от меня заявление в суд, и суд определил – второй суд состоялся: Заявление председателя СНТ «Звезда»  Гаврилова  о взыскании судебных расходов  с Глазуновой удовлетворить. Взыскать с Глазуновой  Светланы Евгеньевны  в пользу СНТ «Звезда» 15 тысяч рублей.

Тот же голос от собрания:  А деньги получены?

 Гаврилов: Значит, я ещё раз повторяю, кто к нам с миром  придёт,  мы расскажем всё,  но кто придёт к нам вот таким вот, извините,… И если ещё кто-нибудь с нами захочет судиться, милости просим, потому что дружный садовый коллектив – большая редкость. И чтобы  выжить в нашем серпентарии единомышленников, нужно соблюдать законы, чем и занимаемся…  старается действующее правление. Правда, всё действующее законодательство настолько расплывчато и настолько неконкретно, что, естественно, можно найти кучу зацепок. Я их знаю, но я не буду сейчас их говорить нашим патриотам, которые в кавычках, которые тут же ими воспользуются.  Потому что, я считаю, что патриот нашего СНТ, какие бы он не видел нарушения, никогда не будет писать в прокуратуру или другие инстанции. Для чего они всё это писали и делали? Да для того, чтобы наказать не меня, а СНТ, чтобы обанкротить, потому что сейчас по законодательству штрафы на юрлицо от 150 тысяч. Вот была их основная цель – наказать нас штрафами, обанкротить СНТ, а потом сказать «Вот они тут пришли». А кто писал-то? Вы извините, в округе нет ни одной СНТ, близко нет такой бухгалтерии, такого ведения хозяйства, — как у нас. Вот, зайдите в любое, и на мой вопрос в той же налоговой, в прокуратуре. «А почему там Вы, вот там не призжаете?», « А там  — не пишут!». Поэтому, если кто-то хочет разрушить наше СНТ, — пишите, ребята. Приедут, два штрафа по 200 тысяч наложат, — мало не покажется. На магазин нам уже наложили 40 тысяч, мы его заплатили – по письму Загребалова с 22-й улицы.  Кстати, о Загребалове — вот результат его самозахвата, пожалуйста, официальная бумага. Наш смелый Загребалов,  к нему два раза комиссия приезжала по его участку, по его захвату там общественной земли. И если бы этот человек был прав, то эту комиссию встречал у ворот и вёл к себе на участок и рассказывал, что Гаврилов врёт всё, ничего я не захватывал. Загребалов намётом бегал там от этой комиссии, только пятки сверкали. В результате, я вывод читаю по загребаловскому захвату, — что пишет эта комиссия. Она пишет, ну у него участок оформлен на его жену Смирнову, —  Смирновой 20 августа была направлена телеграмма о необходимости прибытия в Ногинский отдел для составления протокола об административном правонарушении 22 августа. В отсутствие гр. Смирновой был составлен протокол, 24 августа материал в отношении Смирновой  был передан мировому судье участка №142 Иванченко. Чем это кончилось, я не знаю, наверное , она знает, но я думаю, на неё просто наложили штраф за неприбытие…, за то, что приезжали к ней на участок, она, извините, так  … Это так вот, — лирическое отступление. Теперь я перехожу к отчёту по деньгам.

(53-я минута от начала собрания)

Гаврилов: Где моя указка? Но, в принципе – вот эти вот сметы говорят сами за себя. Кто не видит, пожалуйста, посмотрите. Итак, мы отчитываемся от 16-го июля по 31 мая. На 16-е июля у нас в банке было вот такая сумма 1 154 000 рублей, в кассе вот такая. Итого – вот столько 1 191 тысяч, там с копейками. Вот. Что мы собрали, вернее вот, что вы нам сдали, уважаемые коллеги, — в виде членских и других взносов в кассу СНТ. За каждый рубль здесь отчитываюсь. Это – общая сумма, членские взносы. Это – на содержание юридического лица. Что сюда входит? Сюда входит зарплата всех штатных и внештатных сотрудников, в том числе и Гегель, плюс  тех, кто по договору и плюс … содержание юрлица… Смешно?

Гегель: Где юрлицо?

Гаврилов: Где юрлицо? Вам, видимо, виднее, где юрлицо, у вас, видимо, там, где надо – юрлицо. Так вот, содержание юрлица – вот оно, это членские взносы по законодательству. У нас вот такие умные, которые законодательство, видимо, знают лучше меня. Прошу вас в правление. Вы его найдёте юрлицо. Так вот, итак,  — 2 298 956  рублей было собрано. И из этой суммы на оплату труда работников правления и членов правления по трудовым договорам было выплачено вот столько – 1 606 тысяч рублей;  801 тысяча была заплачена в различные фонды и на 37 000 рублей было куплено картриджей, канцелярии и прочей  там другой мелочёвки, бумага там, и вот …   Итого 246 тысяч 588 рублей. Что я говорю: красная цифра – это то, что мы должны получить от вас, уважаемые коллеги – 3  135 000 мы должны были бы получить от вас, — получить членских взносов, а мы получили — сколько? Вот так! Дальше  переходим к целевым взносам. Итого мы собрали, я извиняюсь,  — 1 520 тысяч  на целевые взносы, а потратили мы 1 701 000 на целевые взносы – тоже недобор, а должны были собрать 2 199 000 – по целевым взносам. Дальше, на охрану общественной собственности мы должны были собрать 2 090 000, по 2000 рублей, собрали всего лишь 1 569 000, а заплатили за охрану 1 653 000. Три тысячи – это мы сюда включили ремонт ворот. У нас ворота на КПП …, мы вызывали этого самого… фирму, которая обслуживает эти ворота. Заплатили  …  Все выплаты, кстати,  — чтобы не было никаких, — идут по договорам, через банк, ничего наличными не платили, кроме зарплаты. Других наличных обращений, ну и то, что выдаём на покупку там всяких материалов. Итак, дальше, здесь  …  А вот теперь переходим к электроэнергии. Итак,  за электроэнергию  мы с вами собрали 3 467 212 рублей, — вместе с членами СНТ, магазином, «Викторией» и «Радистом». А заплатили за этот период  4 988 000 рублей – по счетам  Мосэнергосбыта». Какая разница? Видите, какая разница?. Так вот, в этой связи я хочу сказать вам следующее: у нас тут сказочники живут в СНТ, которые нам рассказывают сказки, что вот,  Правление какое, по договору за охрану 1 800 платили, вернее, — по договору, а собирают по 2000 рублей, значит 200 рублей они себе в карман кладут. Так вот, если бы мы вот это бы всё собирали …  Вот эти сказки имели бы под собой основу, если бы все были белые, как пионеры, белые и пушистые и с хвостиками. Приходили в правление и все вдруг платили бы во время, вот эти бы красные цифры. Вот тогда бы эти сказочники были бы правы. С нас спросили, где 200 рублей? И почему-то эти сказочники, они не спрашивали, когда у нас за охрану в 2008 году 2200 было за охрану. Почему тогда их этот вопрос не волновал? А сейчас их этот вопрос разволновал так, что в суде там разбирались с этим делом. Пора сказать правде в глаза, посмотреть … У нас есть садоводы, которые годами, десятилетиями не платят, не вносят взносы. И есть добросовестные садоводы, которые это всё оплачивают. Сейчас я скажу. Перейду – принять меры, я вам могу прочитать, я специально выписал из протоколов с 99-го года, у нас ревизионная или, как они там называется, редакционная комиссия …  Там были люди, хорошо владеющие языком. Так вот, с 99-го года протоколы: написано, значит, «разработать меры по отключению должников, принять жёсткие меры к неплательщикам, отключать, разработать, утвердить, углубить…»,тэ дэ. В каждом протоколе. Что-нибудь сделано? Да не сделано, а сделать невозможно. Если кто-то хочет положить свою жизнь на это, пожалуйста. Чтобы взыскать долги, мы попытались …  Вот, Алексей Владимирович сидит. Он …, у него свой участок, за свой участок он платит. Но у него есть ещё три родственника, которые не хотят платить за свои участки. Мы выдали ему предписания, получил он их. Разнёс своим родственникам. И что дальше? Они, извините, воз и ныне там. В суд идти, — хотя бы три человека, я к примеру  говорю: один живёт в Бибирево,  другой в  Ясенево, третий в Тёплом стане,  или там в каком-нибудь в Южном Бутово. И вот мы втроём должны, значит, чтобы подать в суд на этого должника, мы сначала должны заплатить госпошлину в кассу, там 4% от суммы долга. С этой квитанцией, с этими… составить исковое заявление, потом ехать по месту жительства должника в мировой суд, там сдавать все эти документы, потом являться на все эти заседания и собрания …  Извините, это… У нас таких нету желания, потому что это дело совести каждого человека, вот это дело – платить. Если нет совести, уверяю вас, хоть три суда пройдёт, ничего вы не добьётесь. И потом, чтобы нанять адвоката, почему мы на это не пошли, пожалуйста, 15-20 тысяч с каждого…. За каждого должника. Вот, — он должен 20 000 рублей. Двадцать тысяч мы заплатим этому адвокату, потом ещё три года будем судиться с этим должником, чтобы вернуть эти 20 000. Извините. Я на это свою жизнь класть не собираюсь. Потому,-  дело каждого должника, каждого нашего члена СНТ – вот это вот … Не хотите платить? … Последнее, вот смотрите, мы здесь собирали спецвзнос. Услуги юриста, мы закладывали там 300 рублей с человека, собрали всего 100 тысяч, должны были 300 тысяч…

Голос от собрания: А его же нет (юриста)!

Гаврилов: Так, послушайте, на юриста мы потратили, если вы посмотрите, всего,  лишь 16 тысяч,  из них 15, я надеюсь, вернётся в кассу СНТ. Так вот, значит 16 тысяч. Почему? Во-первых, 300 тысяч почему мы закладывали. Потому что у нас есть проблема магазина. Юрист согласилась за 250 тысяч этот магазин, типа легализовать. Но потом она отказалась это делать. Но эти деньги так и остались, — как бы мы их утвердили. Поэтому их стали собирать. Вот мы эти 100 тысяч не истратили, но мы их истратили на другое. По закону, если вы … мы не потратили, мы их должны вернуть. Я сразу говорю, что появятся на столбах, как сейчас, — верните 5 тысяч за дорогу, верните …  Вы это всё видели. Пожалуйста, возвращайте, но тогда мы вернём эти деньги, вернее, правление, я думаю, вернёт эти деньги из кассы, вот эти вот спецвзносы. Но тогда, граждане готовьтесь к тому, что у нас не будет: ни света, ни воды, и мы утонем в грудах мусора. Это не шантаж, это — правда жизни. Вот, у кого есть вопросы по вот этой…? Если вы посчитаете, мы собрали, значит, соответственно, сколько тут?  — 9 981 341, а потратили  11 000 000. И в результате, у нас в кассе 139 000, сейчас у нас… Мы сейчас ещё из долгов не вышли. И вот только в понедельник мы выйдем из долгов, потому что сейчас у нас 420 тысяч корячится, извините за слэнг. За электроэнергию – за май месяц. И вот у нас сейчас эти 420 тысяч, мы сегодня наконец-то собрали. Но у нас ещё 120 тысяч налогов не уплачено, вернее, отчисления в пенсионные фонды. Но, я думаю, что мы за сегодня, за завтра, наверное, с этими долгами разберёмся. И тогда мы выйдем в ноль. И как мы пройдём следующую зиму? Вот потому мы собрание собрали сегодня, 15 июня, чтобы принять смету пораньше, — не в августе, как мы обычно делаем, а чтобы – в июле. Например. Смету принять новому правлению, чтобы люди начали платить, потому что, если мы к зиме не соберём, хотя вот столько, не аккумулируем денежных средств, — зимой света не будет. Понятно, да? Всё у меня, если, может, я что-то не сказал,… Да последнее, что мы сделали. Два слова. Колодец, купили вот эти вот, сломали, видели там, у правления,  сломали там это безобразие, поставили, купили две бытовки, вот они 80 тысяч стоили. Всё покупалось по безналу, значит, бытовки, в частности. Остальное всё делалось вот силами вот наших ребят. Там строится ещё, кто видел там, на месте старого сарая, который чуть не убил нас всех, там завалился. Значит, сейчас ставится, ну, назовём его хозблоком, — это бонус от нас садоводству. Он не стоил садоводству ни копейки. Просто, наш хороший знакомый отдал нам этот сруб, и мы его своими силами ставили вместо, —  для хранения снегоуборщиков. Для хранения мотоблока и тэ дэ,  и тэ дэ. Вот. Что это такое там делается. Вот сейчас это закончится, и там будет наведён порядок. И там будет всё, как говорится, по уму. У электрика будет своя будка. У водопроводчика будет своя будка, и у наших рабочих будет своя будка.

Дьячкова: Молодцы.

Гаврилов: Это уже лишнее. Ещё вопросы есть? Ладно, вопросы прошу задавать…

Ковалёва-Ганина: перебивает.  Сейчас, секундочку. Вот правление, нас раз, два, три. Потом …, а, нет, потом отчёт РК, потом вопросы, ответы. Я очень коротко о своём наболевшем. Значит, у меня скопилось очень много корешков платёжных ордеров, которые люди, заплатив раньше, не получили. Я их рассортировала по-фамильно,  по-улично. Значит, приходите, зайдите, список у меня есть всех, кто должны забрать, заберите. Теперь, старшие по улице у меня должны забрать списки садоводов, у которых не хватает правоустанавливающих документов. Они есть у меня. Чтобы было доведено вот до абсолюта. Все, кто купил участок, принял в дар, в завещание, любая форма отчуждения, принесите мне копии правоустанавливающих документов. Ну, мне, не мне, — тому,  кто будет дальше, потом, чтобы закончить эту работу. Хочу поблагодарить садоводов 21-й улицы, в частности, 36-й участок, извините, не знаю Вашей ФИО. Люди там, это короткий кусок к Северной канаве, вот этот короткий, не середина, а короткий. Четыре дома отсутствуют, напрочь. Они для ремонта своей работы, а…- своей дороги — собрали 35тысяч. 35000! Вы представляете? И, естественно, этот транспорт с материалами для ремонта этой дороги проходит бесплатно, также  как контейнеры. Имейте все это в виду. Если вам надо выкинуть строительный мусор, заказывайте через нас или через фирмы. Контейнер проезжает через СНТ бесплатно, никакой охране ничего платить не надо. Если какие-то вопросы там, звоните коменданту, будет дана команда, не брать денег с вас. Значит спасибо этим людям с 21-й улицы. Молодцы! Просто, Ура! Теперь, что хочу сказать, хочу сказать спасибо нашим рабочим.  Понимаете,  помимо  того, что они делают, — стригут, красят,  мажут, и прочее, прочее …  Вот  у нас Борис, он чинит всё,  скутер чинит, весь инструмент чинит. Ну, просто спасибо. Я предлагаю их поощрить за это. Естественно, с согласия общего собрания. Грамоту? – да, правильное предложение. И моё любимое. Я всегда, просто я не знаю. Жду этого момента. Мы вам обещали, и мы вам сделали не без какого-то трения с РК, но, поскольку мы обещали вот чётко, конкретно, с подачи опять же РК, мы получили результаты аудита. Такого в жизни просто не бывает! Я, когда прочитала, я не поверила. Зная,  что так оно должно быть, потому что ни копейки на сторону, ни копейки, ну я не знаю,  — тем более, — рубля…. Значит, буквально три фразы, выводы, читать не буду, ну, потому что – по всем статьям: Супер!  Выводы:…

Гаврилов, — кричит: Аудит – по решению собрания.

Ковалёва-Ганина: …Собрания. Ведение бухучёта за период  …   Ну, указывается. Потому что это будет вывешено, и каждый может взять себе на память такую красоту  … Обеспечивает ещё большую прозрачность учёта доходов и расходов СНТ по сравнению с предыдущим проверенным периодом. По итогам аудита можно сделать выводы: 81 % поступающих в кассу денег, я упрощаю, сдаётся на расчётный счёт, что исключает непроизводственное их использование.  Почему  81% — потому что 19% — это зарплата и подотчёт на покупку чего-то. Расход денежных средств полностью подтверждается первичными учётными документами, а также целесообразностью их расходования. Бухгалтерский учёт соответствует действующему законодательству, все выплаты по кассе физлицам связаны с зарплатой. Иных  выплат  физлицам не установлено. Вот,- оно всё будет висеть. Вы знаете, — я получила это, сама не верю тому, что я вижу. И это так, действительно так. Мы работали эти два года для того, чтобы прийти к этому. Мы молодцы. Так вот, хочу сказать вот что: всем тем, кто приходил за эти два года ко мне конкретно, к Ольге Владимировне, к Александру Дмитриевичу и говорили « У вас всё хорошо», — мы вам благодарны. Таких, очень много, представляете?  Очень много.  Разные были, разные приходили, сейчас, одну секунду, но вот всем тем людям, которые нас поддерживали, давали нам силы работать, — огромное спасибо. У меня был случай, пол-одиннадцатого было два звонка. Один звонит и говорит, -да я уже вся в нирване,- и говорит: «Почему так рано выключили свет?». Через 15 минут – звонок: «Почему так поздно выключили свет?» Никогда на всех не угодишь! Никогда! На солнце тоже пятна бывают. Одни так, другие этак. Мы работали честно, это я могу сказать, собственно, — за этим сюда и пришли. Всё. Ольге Владимировне – несколько ещё моментов.

Рунова: Я тоже скажу кратко, какие у меня вопросы, чтоб тоже коротко. Это по поводу остановки, газификации по собраниям улиц, пожелания садоводов. Я выписала, такой небольшой списочек сделала. Я быстро его зачитаю. Основные темы сразу скажу: канавы, пруд, дороги, свет. И особо остановлюсь на собрании 18-й улицы.  По поводу автобусной остановки. Ну, на протяжении года я на связи была с посёлком Воровского. Вы помните, да? Я зачитывала письма, в прошлом году вывешивали. Официальный ответ, значит, из  Мосавтодора, что нас включают в план опять, как и в прошлом, — в 2014 год. Короче говоря, я связалась с секретарём губернатора МО, написала от имени всех нас, от вас, — письмо на интернет портал. Я просто его вам зачитаю, чтобы вы были в курсе, что мы написали И.О. губернатора МО.

Голос от собравшихся: Резюме!

Рунова: А, резюме? Не всё? Ну, сейчас скажу, оно коротенькое обращение. Так,…

Голос от собравшихся: Будет или не будет?

Рунова:  Мы ждём ответ. Письмо было вот, в мае, как раз перед собранием. Ну, я ссылалась на то, что у нас СНТ особенное, что здесь много ВОВ, пожилых людей. Расстояние у нас до станции достаточно большое. А самое главное, что я указала, — это мне сказали в посёлке Воровского, — что остановочное расстояние от остановки до деревни Булгаково больше, чем 500 метров. Вернее – несколько километров. А по КЗоТу должны быть расстояния между остановочными пунктами не менее 500 метров. То есть, мы укладываемся. Я надеюсь, что всё-таки в этом году… Я очень просила от имени всех нас, чтоб вопрос с остановкой не был перенесён на 2014 год, а чтобы он был решён в 2013 году. Что получится, не знаю. Насчёт газификации: вот наш садовод Алексей Владимирович Щетинин буквально вчера привёл к нам в Правление представителя Мособлгаза – я  правильно говорю? Мы его приглашали, чтобы он сегодня выступил с сообщением о газификации сегодня на собрании, чтобы мы вместе оговорили эту ситуацию. Сказал он нам – что,  куда будет, по смете. Сегодня у нас много докладов, много сообщений, он обязательно пришлёт своего директора, генерального директора, который является правой рукой нашего Туманова, председателя Ассоциации садоводов России. Он всё расскажет и по ценам, и как это делается, насколько это быстро. И будем составлять отдельные списки, если примем такое решение на собрании. Наш посёлок будет газифицирован. Это  — по второму вопросу. Теперь – по собраниям улиц, тоже быстро я вам зачитаю пожелания, которые садоводы написали, ну, — будущему составу правления, будем так говорить. Значит,  буду быстро зачитывать.  17-я улица – решить вопрос  с ржавой водой, около участков перед заборами должна быть покошена трава. Я пишу себе – кем? – в целях пожарной безопасности; создать конфликтную комиссию в составе 5-ти человек, — как минимум. От  17-й улицы желающие уже есть, это – Сажина и Масальцев.  Дальше, — организовать очистку уличных канав и свободных канав, то есть, — восстановить систему осушения. Провести работы по очистке канав,-  это уже 22-я улица пишет. Про канавы очень  много пишут. Оборудовать мусорную площадку на участке дорожки на 26-й улице. Это пишет второй год. Мы им поясняли, я лично была на собрании 22-й улицы в прошлом году, что этого нельзя сделать, потому что площадка под  мусоросборную систему должна быть специальным образом оборудована. Может, если это интересно, — Александр Дмитриевич расскажет. Значит, мы не можем это сделать. Уточнить списочный состав. Списочный состав, — Александр Дмитриевич уже говорил, 1045 человек. И сразу к этому моменту я хочу пояснить всем вам. Значит, у нас возникла такая ситуация по оплате, не членских, а иных взносов. Приходит человек, который владеет половиной участка. У него с 2001-го года или какого-то там года, идёт половина уплаты взносов. Хочу вам сразу всем сказать, что существует два момента. Когда человек имеет право платить половину, и когда абсолютно не имеет этого права. То есть, если выдано два свидетельства, два и больше – на одну территорию, и если в этих 2-х, 3-х и более указан один кадастровый номер и в свидетельстве указано, что выделена какая-то доля участка среди наследников, то эти наследники имеют право по долям платить все взносы, кроме  членских. Что такое свидетельство о праве собственности? – Это документ о членстве в СНТ, то есть, если у каждого из нас есть эта бумага, то значит, каждый из нас обязан 100% членских взносов оплачивать. Если есть выдел доли, то оплачиваем остальные взносы в соответствии с долей. Другой момент, — участки, которые поделены, были на сегодняшний день родственники, потом один продал, въехал абсолютно чужой человек, короче, свидетельства о праве собственности с разными кадастровыми номерами, доли не выделены, а в свидетельстве о праве собственности указано: участок 4…3 сотки. Не влияет. Размер участка влияет только на налог на общественную территорию. Остальные все взносы, — обращаю ваше внимание,-  платятся в 100%-ном размере, то есть, когда не выделены доли. А посмотрите все свои книжки, все свои свидетельства. Потому что люди приходят и говорят «А мы так платили». Я говорю, «Понимаете, со дня обнаружения недоплаты мы имеем право по закону за 3 года, предшествующие этой ситуации, взимать эти долги». Мы этого не делаем. В прошлом году у нас две новые бухгалтерии были, они по автомату писали половину. Половину. Сейчас, — мы обращаем ваше внимание, — мы берём долг только за этот год. Но впоследствии, не ссылаясь на прошлые правления, имейте ввиду. Всем нам хочется платить поменьше. Я сама с удовольствием  …  Но, я кому-то говорю: «Если бы в моей книжке единожды появилась ½-я, — я бы задала вопрос, — а на каком основании?». Нет. Не мы лично, — закон такой, посмотрите. Я не буду на этом останавливаться. Это такой закон, ничего с этим не сделаешь.  Следующее, — уточнить списочный состав. 1045 человек. Установить кодовый замок на калитке вначале 16-й улицы, отсыпать дорожку к ней. Это пишут садоводы 16-й улицы. От 12-й улицы: улучшить водоотведение, — опять про канавы. Привлечь нерадивых садоводов к уходу за своим участком, тоже это 12-я улица. Провести обрезку деревьев, растущих под электросетью, — что мы регулярно делаем. Обязать садоводов следить за чистотой улицы около своих участков. Это …, Устав наш говорит, об этом очень часто люди, часто приходят «простите, покосите около моей калитки». Дальше, — «Обязать садоводов рассмотреть вопрос о засыпке асфальтовой крошкой 10-ю улицу. Сделать дренажные канавы, выяснить причину заключения договора с юристом». И тут, — внимательно, — за 360 тысяч рублей. Значит,  человек, который это написал в протоколе, не видел нашего спецвзноса. Там, во-первых,- 300 тысяч, и причина заключения договора, — она была озвучена, — это наш магазин.

Голос от собравшихся: Договора нет.

Рунова: Да договора нет, а сумма, — на которую можно рассчитывать в случае, если бы заключили договор с юристом. Дальше, —  это 4-я Веерная улица: необходимость закупки сучкореза. Опять неправильно указана цена — 480 тысяч рублей, а не 400 тысяч – по смете. Дальше. Состояние вопроса с магистральным газом. Если вы хотите, Алексей Владимирович поподробнее … Я уже всё сказала. Садоводы просят устроить детскую площадку. Вы знаете, после проведения в прошлом году общего собрания у нас возник…, лично у меня, возникла такая благая мысль – благоустроить вот это место, сделать спортивную,-  не знаю,  рядом с газом можно? —  площадку, и где-то рядышком – детскую площадку. Не всем это нужно, я согласна.  И может быть будут желающие, —  своими силами это сделать. Увеличить мощность – 7-я улица пишет, свет мигает, отсыпать асфальтовой крошкой дороги, почистить канавы. Дороги отсыпаем. Магазину —  от 7-й улицы пожелание – свежие продукты и ассортимент чтоб был хороший. Дальше, в целях пожарной безопасности — привести в порядок пруд. Получить квалифицированную помощь по вопросу оплаты электроэнергии по льготным тарифам ветеранам и инвалидам. Это мы можем сделать только за счёт других садоводов, — не ветеранов, не инвалидов. Других путей нет. Решить вопрос с лабораторными пробами воды в СНТ, необходимо отвезти в Ногинск. Предложение хорошее, объясняю по этому поводу: в Ногинск везётся проба воды, одна пробирочка стоит 2 тысячи рублей, —  до одного часа дня. Если у нас будет решение на собрании, в принципе, мы можем его принять и будет человек, который, допустим,-  будет оплачен бензин туда, если он на машине или электричкой, если он своим ходом поедет, и если примем решение собрать эти денежки по 2 тысяче рублей пробирочка, то мы сделаем это. Пока у нас нет на это ни времени, ни личных денег на поездку, как бы — решения общего собрания. Это сделать нужно, я считаю, и можно вполне. Решить вопрос с участком 10, там был завал валежника. Решили. Обязательное присутствие электрика на собрании – он здесь присутствует. Решить вопрос с бездомными собаками, следить за состоянием дорог – Это Веерная у лица нам желает. Привести в порядок дорогу от 22-й улицы до 28-й улицы. Засыпать ямы, — после дождя ходить трудно. Заключить договор по электроэнергии. Заключили. Починить на 22-й улице трансформатор. Починили. По возможности очистить от мусора и веток главную дренажную канаву. Организовать централизованную обрезку деревьев. Тоже делаем. Вы видите, что это,-  в основном насущные наши проблемы.  Последний вопрос, что я хочу вам добавить. Александр Дмитриевич об этом говорил, о нашей многострадальной ситуации — с Гегель. Три слова скажу, буквально, что она  была в нашем коллективе  … Я ей однажды сказала, если бы (у меня ребёнок в таком же возрасте), если бы у меня ребёнок создал такую ситуацию – на работе все члены против тебя, — я бы, наверное, повесилась. Наглый человек. И я, вы знаете, — пострадала. Когда я пекла пироги, — было 29 декабря,- мы собирались пить чай. И она вошла в эту комнату, где я катала тесто, вылила остатки чая на этот раскатанный корж. Я взялась за её пакет, сказала «Рита, выйди отсюда». В другой сумке у ней был термос. Она мне этой сумкой по башке трахнула.  Я,… мы вызвали, короче милицию, освидетельствовали этот момент. У Веры Николаевны был сердечный приступ. Любовь Анатольевна, — это наш бухгалтер, — пострадала, защищая меня. У неё был сломан палец шваброй. Рита её саданула.  Я была вынуждена — не в целях какой-то мести, — чтоб человека проучить  …   Сейчас открыто уголовное дело в Ногинском суде, 142 участок, — на эту мадам. Вот такой у нас прискорбный случай в нашем коллективе. Извините за такого члена правления. Я огромное вам выражаю спасибо.

От начала собрания прошло 1 час 26 минут 40 секунд.  Далее — часть протокола не включена (Рунова О.В. объясняет причину самоотвода из списка кандидатов в члены правления)

Ковалёва-Ганина: А я хочу поднять для всех важный вопрос – магазин.

Обсуждение вопроса «О магазине» длилось около 20 минут,  закончилось  через 1 час 47 минут 2 секунды, — считая от начала собрания. Опущено – вопрос не по Повестке дня данного собрания.

Ковалёва –Ганина: У нас ещё не выбрана счётная комиссия. Ваше предложение в счётную комиссию. Мы от себя можем предложить: Дьячкову и Старчака, если он не ушёл ещё. Кто ещё? Давайте, — Вас? Так, кто ещё будет членом счётной комиссии? Секундочку, мы выберем счётную комиссию. Предложения: ещё в счётную комиссию?

Голос: Вот девочку…

Ковалёва-Ганина: Треплина Татьяна здесь?

Голос: Здесь, здесь!

Ковалёва-Ганина: Треплина Татьяна здесь? А, всё! Кто — За? — Старчак,  Дьячкова,  Треплина – кто за эту счётную комиссию из трёх человек?    Большинство! Кто Против?…-Нет. Кто воздержался? – Нет.

1 час 49 минут – 2 часа 29 минут 40 секунд: Отчёт Ревизионной комиссии. Докладчик В.И.Коробейников, председатель РК. — Опущено.

Собрание: Ну хватит, …, всё!

Ковалёва-Ганина: Секунду, секунду. Значит, что я хочу сказать по отчёту Ревизионной Комиссии. Нам позавчера,… Да? … Позавчера вечером, как мы только получили аудит, Василию Ивановичу предложили: «Нате, почитайте аудит, порадуйтесь вместе с нами».  —  «А зачем он мне нужен? У меня свой отчёт». И оставил нам его. Мы его прочитали, и там выяснились такие вещи, которые, простите, не соответствуют ничему. Через 15 минут мы доказали эти некоторые вещи. Он, Василий Иванович Коробейников, говорит: «Ну ладно, поправьте, и я его потом перепечатаю».  То есть,  до собрания нам был предложен черновик. На собрание, вместо того чтобы принести подписанный Акт ревизии,  опять – черновик. Поэтому, предложить его утвердить, я не могу. Это черновик, мы его не видели. Не видели!!! И что я ещё хочу сказать – те суммы, которые Сорокин, безобразник такой,  переполучал с нашей Ольгой  зарплаты, потому что, простите, работать по 5-6 дней, не получать ни копейки ни за бензин, ни за телефоннные переговоры  …  Все знают, каким тысячам людей я отдала свой телефон, и мы созваниваемся, созваниваемся… Деньги, деньги, деньги… Так вот, чтобы  нам получать свою «лужковскую», мы пошли на это, но, я клянусь, не знаю чем и кем, — этот разговор был предложен на обсуждение Василием Ивановичем. Вот —  три  человека взрослых, пожилых. Пенсионеры сидят, они подтвердят – с его молчаливого согласия мы эту схему сделали. Клянусь, но тогда, когда пришло время подводить итоги, Василий Иванович забыл об этом разговоре. Так вот, в тот же день, когда Василий Иванович указал нам на нашу ошибку, мы с Ольгой Владимировной отказались от этой «лужковской» надбавки, сейчас работаем на 6 и 7 тысяч …, то есть мы недополучаем 6 и 7 тысяч этой надбавки к пенсии. Мы решили, что в конце концов не всё —  деньги, не всё – деньги!  …  И мы не стали считаться, не стали убегать с этой работы и довели  её до логического конца, до сегодняшнего дня. Поэтому – что надо, чтобы работали только молодые или только  военные – ерунда!!!  Я, например, заинтересована в этой работе, потому что я вижу, что было и что — стало. Как было, как стало!!! До копейки сошлось! И когда вчера Гаврилов вечером искал 30 рублей…  — не вспомнили – куда … 3 тысячи рублей.  – Ворота эти … Он, бедный, аж лица на нём не было. Три тысячи искали, нашли, к счастью. Копейка в копейку. Стало быть, не очень красиво, Василий Иванович, с Вашей стороны утверждать то, чего не было. Спасибо!

Коробейников:  Так, ребята, я две минуты – прокомментирую. Вот, — относительно прекрасного аудита. У нас тоже в плане было записано, что – привлечь аудит. Потом мы от него отказались, я объясню – почему отказались. Ревизионная комиссия…

Ковалёв-Ганина, перебивает: Её не было!

Коробейников: Ревизионная Комиссия … Дальше, у меня в руках отчёт аудита за …

Собрание: общий шум.

Коробейников: Я прошу вас, вот аудит на 11 страницах. В преамбуле записано, что проводить очередной аудит в течение трёх лет, — если это организация —  к ним уже один раз уже обращалась

Собрание: общий шум, Надоело, Это у них внутренние разборки…

Гаврилов: Не может аудиторская фирма проводить аудит в течение 3-х лет, если организация обращалась  к этой фирме  …  Если эта фирма восстанавливала или вела бухгалтерию этой фирмы. В частности, если бы нам аудиторы вели бухгалтерию нашу, или мы бы восстанавливали нашу бухгалтерию  …  Читайте закон об аудиторстве! Вы ничего не знаете, Василий Иванович, извините. Это – первое. А мы  к ним не обращались. Второе, —  наша позиция проста, как стакан воды. Было решение общего собрания – законодательного органа: провести аудит. Мы — исполнительный орган, провели аудит в независимости от того, что там Ревизионная Комиссия, — которая, извините, целый год спала на печке и проснулась за неделю до того как …, до собрания. Вот поэтому мы отвезли документы. У нас три дня оставалось до собрания. И второе, — Василий Иванович, я знаю – он хочет сказать, что аудит проводится выборочно. Так вот, в законе об аудиторстве написано …, есть понятие существенности, и там есть существенные документы – те, которые с деньгами, и есть несущественные вещи. Например, пропустил я, как руководитель, подпись… Моя подпись стоит …  Вот это несущественная вещь. Существенные вещи, — проводится аудит сплошной. И деньги вот эти посчитали они, здесь как можно было посчитать смету, не проводя сплошной проверки? Вот существенные документы проводятся сплошняком, а несущественные – вот они не стали считать, сколько я подписей пропустил под  документами.

Собрание: Александр Дмитриевич, давайте дальше.

(От начала заседания собрания – 2 часа 35 минут 37 секунд, без перерыва)

Ковалёва-Ганина: Сейчас у нас по меню, у нас сейчас … – магазин чуть позже. Сейчас  — вопросы и ответы. Кто задаёт вопросы – говорит Фамилию, имя, отчество, улицу, участок.

Собрание … И дату рождения, Смех…

Матвеев   П.П., улица 22, участок 1: Ровно 2 секунды. То, что говорили про электричество, — ни в коем случае, — убедите всех вокруг себя – платить за электричество надо очень вовремя и очень быстро. Чтобы подключить – это будет огромный штраф. Мы этот штраф заплатить не сможем. Дальше, — каждый из нас будет кататься  туда, заключать личный договор с электроснабжающей компанией. И если где-то  что-то случилось, вы будете лично вызывать и платить огромные деньги. У меня к вам ко всем огромная просьба.

Собрание Отключать неплательщиков!

Дьячкова, 11 улица, участок №2: Одну секунду, послушайте меня спокойно. Вот человек сказал очень чётко и ясно, что могут отключить электричество. Для всех для нас это – страшная беда. Для тех, кто платит. Давайте мы сейчас …, я не знаю, что вы предложите. Но какой-то вариант – как быть с теми, кто не платит за электричество?

Ковалёва-Ганина: Кто ещё хочет сказать?

Общий шум от Собрания

Ковалёва-Ганина представляет: Это мама Гегель.

Гегель Елена Ивановна, улица 18, участок 23а:  Я член семьи члена садоводства. Можно задать вопрос Ревизионной Комиссии?  Уважаемый Василий Иванович, можно Вам задать вопрос по Вашему отчёту? Вот я прослушала, может быть, я что-то пропустила.  Но вот, когда Вы говорили по штатному расписанию, Вы назвали там – член правления, в 13-м году там числился член правления? Вот видите, — его там нет. Но на собрании, на прошлом, и в протоколе, и в штатном расписании член правления у нас значился …

Гаврилов, перебивает: Да, там два члена значилось. Это не значит, что это – Ваша Маргарита. В этом  … Там ещё второй член правления — Аникина.

Гегель Е.И.: Мне собрание разрешило сказать. Хотя бы один член правления есть в штатном расписании? – Есть, его утверждали. Вот видите? На собрании утверждали. И в протоколе, и в штатном расписании есть члены правления с окладом 6 тысяч рублей …

Гаврилов, перебивает, кричит: Да не оклад это. Это – вознаграждение за конкретную работу …

Гегель Е.И.: Это что же получается?  — Переписали или переделали штатное расписание, и переделали протокол, — в обход общего собрания? Правильно я говорю?

Голос от собрания: Вопрос задайте!

Гегель Е.И.: Я не говорю – кто работал, и кто не работал. Собрание утвердило, на каком основании исключили вот сейчас? Это не зависит, кто там – Рита, не Рита, Аникина, — просто там была единица в штатном расписании – член правления. Сейчас она исчезла …

Гаврилов, перебивает, кричит: Да Ваша Рита, — она ничего не сделала.

Гегель Е.И.: Сейчас она исчезла. — Куда?

Голос от собрания: Это собрание или не собрание? Что вы, дрязги …?

Бирюкова, улица 18, участок №16: Дорогие садоводы, я лично сюда никогда не приезжала зимой. Честно говорю, потому,  что  у меня два, так сказать, вопроса: председателю, так сказать, — маленькая поправочка, и моё личное впечатление о работе этого правления. Я не приезжала, но так, волею судьбы, случилось, что дом сгорел в прошлом году. Построила новый, надо было ездить, смотреть, наблюдать, чтобы не лишиться всего того, что сделано сейчас, под старость. И я приезжала, и я увидела порядок. Вы знаете, меня это просто …  Ну, настолько это приятно – дороги очищены, ну настолько приятно …

Собрание: шумит. Вопрос Ваш?

Бирюкова продолжает,  Собрание шумит, ничего не слышно.

Собрание: У нас вопросы задают!

Бирюкова: Да, с чем я не согласна, — с мнением нашего председателя на счёт ограничения потребления электроэнергии. Если зимой приезжает сто человек, и если эти 100 человек оплачивает эту электроэнергию, — понимаете? Почему мы должны, многие люди, перебраться в землянки, а не улучшать свои условия?

Собрание: аплодирует, захлопывает выступающую.

Бирюкова: Я за всё заплатила. В отношении правления – я считаю, что люди проработали мало, всего два года, они мало могли сделать. Пусть они работают дальше, продолжают …  У них есть …

Собрание: Шум, выступающую не слышно …

Бирюкова: Вы даже Ревизионную комиссию слушали. Пусть у них разногласия …

Собрание: Вопрос-то в чём?

Ковалёва-Ганина:  Александр Дмитриевич сказал, что у него были разногласия с правлением, это – со мной, с Ольгой Владимировной, по поводу …  У него было такое мнение, мы были категорически против, и будем против …

(Собрание идёт 2 часа 44 минуты, без перерыва)

Голос от Собрания: Давайте перейдём к голосованию, хватит уже.

Садовод (неразборчиво по фамилии) участок 20: Я представитель бабушки.  Она не смогла приехать,  два года назад она сдала 5 тысяч рублей на ремонт дорог. Сначала деньги возвращались, потом, уже при текущем правлении, —  немного тоже было выплачено. Как ей вернуть деньги? Почему не делается  возврат  в зачёт взносов?

Ковалёва-Ганина: В зачёт взносов по бухгалтерским делам делать не можем. Можно подать на тех, кто собирал незаконные деньги, в суд.

Собрание, общий шум…

 Садовод продолжает: Мне, например, непонятно, почему текущее, настоящее правление …

Голос от Собрания: Заявление писали, подавали?

Выступающая: Подали, нам почему-то не ответили.

Ковалёва-Ганина: Придите в правление, будем с Вашим вопросом разбираться ещё раз …

Собрание: Шум, неразборчиво …

Голос от Собрания: Ну что ж такое, все уходят …

Ковалёва-Ганина: Значит, насчёт пруда, чтобы его почистить …

Голос от Собрания: Не пруд, а вокруг пруда …

Ковалёва-Ганина: Значит, чтоб  почистить, на прошлом собрании речь была и говорили – нужно собрать по 3 тысячи рублей с каждого … С каждого!!!

Голос от Собрания: Траву скосить, траву!

Шум, говорят все…

Ковалёва-Ганина: Так, ребята по всем вопросам, пожалуйста, — обращайтесь в правление. Если вопрос – скосить траву вокруг пруда  …  Ну выслушайте ответ: если я вхожу каким-то чудом в правление и останусь там, я обещаю: это будет сделано бесплатно, силами наших разнорабочих. Сбор мусора вокруг пруда – это тоже моё дело чести. Я скажу больше того, — к нам приходят огромное …  (Обращается к кому-то из собравшихся), Галина Николаевна, Вам 73 года, что ж Вы ржёте-то здесь … Так вот, к нам приходят многие, которым мы помогаем: надо -не надо, имеем право, не имеем право. Поэтому – пруд, если вы пришли ко мне … Так, пожалуйста, товарищи. Магазин – последнее, что …

Собрание: Не надо, давайте голосовать сразу!

Ковалёва-Ганина: Последний вопрос — о магазине. (Кричит): Тихо!  Валентина Ивановна  (К Парфёновой В.И.), тихо, милая! Нам магазин нужен?

Собрание: Нужен!

Ковалёва-Ганина: Значит, последний вопрос – по магазину: нужен? Нужен! Значит, чтобы его как-то сделать, надо выделить землю 5 соток. Продаём – это слишком смело. Значит, до следующего собрания прорабатывается вопрос: сколько стоит этот кусок земли по коммерческим, по Ногинским, …, но не знаю, — каким ценам. И Заруцкая … Что она …

Заруцкая: Просто нам надо на этом собрании решить: выделяем, не выделяем … Оформление документов  длится год.

Собрание: общий шум, неразборчиво, …

Ковалёва-Ганина: Так выделяем землю? Я хочу сказать, что её, директора, право приоритетное, поскольку она построила этот магазин, и много лет  … Значит, на следующем собрании мы её право приоритетное признаем?

Собрание: Считаёте, считайте. Давайте голосовать

Ковалёва-Ганина: Если сойдёмся в цене, то магазин будет считаться её, — если сойдёмся в цене …

Голос от собрания: Вопрос – кто нам даст гарантии, что после продажи этого участка, на нём не появится, например, швейный цех с китайцами, или автомастерская?

Ковалёва-Ганина: Значит, до следующего собрания прорабатываются гарантии. Кто – за приоритетное право, если сойдёмся в цене, сойдёмся в цене?

Голос от Собрания: Какая цена?

Ковалёва-Ганина: Тише. Товарищи!

Дьячкова: Кто за то, … Только ставим вопрос, что мы хотим, вот за что мы голосуем.

Собрание: Правильно!

Ковалёва-Ганина: Мы за это голосуем?

Собрание: Неразбериха, шум, говорят все …

Дьячкова: Кто за проработку вопроса?  О магазине? Послушайте меня, успокойтесь! Господа! Послушайте меня, всё может быть: тендер, если хотите, или будет наш магазин, который есть. Мы решаем сейчас только один вопрос: мы этот вопрос даём прорабатывать нашему будущему правлению или – нет? Всё.

Собрание: Они без нас проработают! Шум.  Говорят все и обо всём. Что-то говорит  Заруцкая.

Ковалёва-Ганина: Кто за то, чтобы разрешить формировать дело? Кто за то … Никто не говорит о продаже этой земли и этого магазина. На следующем собрании, когда будет цена, когда будет договорённость, устраивает, не устраивает, или будут какие-то  …  Тогда будем голосовать за конкретный вопрос  о продаже …

Дьячкова: Голосуем  — за проработку вопроса.

Ковалёва-Ганина: Кто за то, чтобы разрешить прорабатывать вопрос? За проработку вопроса.

Дьячкова: За проработку вопроса. Кто — За? Против – 3 человека.

От начала собрание прошло 2 часа 54 минуты 30 секунд. Без перерыва.

Ковалёва-Ганина: Переходим к выборам правления СНТ. Нового. Товарищи, первый листочек с красной цифрой «1» отмечайте «да», «нет» и сдайте счётной комиссии. Пожалуйста.

Собрание: общий шум …

Ковалёва-Ганина: Товарищи, заполняйте бланк.

Красницкий  Вилен Викторович, улица 17, участок: Я хочу задать вопрос: у каждого этого листочка … одну секундочку, я вас не перебивал. У нас, вообще, демократия. У  нас, вообще существует тайное голосование? Какое — же тайное, когда у нас фамилии написаны? Почему не готовы бюллетени? Это – раз. Во-вторых, те, которые уполномочены этим собранием – у них нет таких листочков? Это – второе. Я считаю, что вот эти с фамилиями, это не есть бюллетени.

Дьячкова (перебивает выступление Красницкого): Послушайте меня, чтобы решить этот вопрос – оторвите фамилии. Всё изменилось, когда готовилось собрание, мы готовили бюллетени для уполномоченных. В начале собрания мы проголосовали …  Слушайте меня, слушайте меня. Так вот, в начале собрания мы с вами проголосовали, что мы все уполномоченные, поэтому я прошу вас: у кого нет листочков, подойдите и получите; у кого есть, — свои фамилии оторвите. И идём тайным голосованием.

Собрание: Оставшиеся на собрании подходят к столу

Дьячкова: Зачем Вы два взяли?

Оставшиеся на собрании начинают разбирать бюллетени. Члены счётной комиссии подбегают к столу, когда все бюллетени почти разобраны. Кто сколько взял – неизвестно.

Дьячкова: Зачем Вы взяли два листа? Ответ: «Нас двое».

Ковалёва-Ганина: Так, товарищи, первым по списку идёт …  Ничего про себя говорить не могу, тоже все знают …  Михайлов Алексей Евгеньевич, подойдите, скажите о себе.

От оставшихся на собрании: Шум, смех …

Михайлов: Здравствуйте, уважаемые садоводы …

Шум, смех…

Гаврилов: Внимание, идёт обсуждение кандидатов. Вот кандидат Михайлов, смотрите на него все.

Михайлов: Здравствуйте, здесь я с 80-го года. У моего папы был участок, потом он перешёл к маме, и затем, я стал собственником. Да, покороче.  Что, какие ещё вопросы? Программа? Сейчас, секунду. Повесь, пожалуйста. Я по образованию – закончил МАДИ, факультет  управления. Затем, в 2011 году, я закончил Центр подготовки управленческих кадров.

Оставшиеся на собрании: Кем работал?

Михайлов: Гендиректором коммерческой организации. Сейчас я с декабря не работаю, поскольку моя работа была проектная. У меня проект закончился, сейчас не работаю. Кто хочет посмотреть, повесить (плакат) повыше не получается. Вот, я предлагаю …

От начала заседания собрания прошло 2 часа 59 минут 43 секунды. Без перерыва.

 

Добро пожаловать!
Погода
Архивы
Посетители сайта
Посетители: 1 гость